Статьи

Коляски
Информация о детских колясках
Игрушки
Выбор качественных и безопасных игрушек
Детская одежда и обувь
Одежда для малышей
Автокресла
Выбор и тестирование детских автомобильных кресел
Детский спорт
Подбор спортивного инвентаря и техники занятия спортом
Детский транспорт
Различные виды детского транспорта от педальных машин до квадрациклов
Здоровье
Детские болезни, лечебные центры, ваш опыт
Мебель
Детская мебель, кроватки, парты, люльки
Психология родителей
Всё о психологии родительства.
Развитие 
Развитие ребенка, методики, пособия
Скоро в школу
Всё о школьных принадлежностях.

опубликовано 9 апреля 2013

автор – Галина Климанова

обсуждение статьи – комментариев нет

Последние 200 статей

Часть 3. А мы идем на север...

Кому-то нравится лежать на берегу теплого Черного моря. И это ваше право. Но если вы увидите когда-нибудь Белое море, то скорее всего забудете о пальмах, о многоголосье на пляжах, о легком прибое. Да и вообще о многом.

Я сама очень люблю русский Север. И во многих походах маршрут заканчивался у берегов Белого моря. Но то путешествие пару лет назад отличалось многим от всех, что было на моем веку. После суеты многомиллионной Москвы хочется блаженной тишины, размеренного образа жизни. Когда день длится намного дольше, а твое жизненное пространство не заканчивается на много километров вокруг. Только ты с несколькими близкими друзьями. И больше НИ-КО-ГО!


Поной вначале не вызвал никаких эмоций. Река, каких тысячи. Едва заметное течение, заросшие иван-чаем берега.

В тот год решили мы забраться на самый восток Кольского полуострова. Маршрут состоял из двух частей: сначала сплав по реке Поной до устья, а потом переход по Белому морю под парусом вдоль восточного побережья до устья Варзуги. Это был грандиозный план - целый месяц вдали от дома, более 1000 км пути в общей сложности и невероятные приключения. Плюс удаленность от каких-либо дорог. Между редкими населенными пунктами только вертолетное сообщение, да и то 2 раза в месяц. Поэтому ввязавшись в бой, нам нужна была только победа, отступать некуда, только вперед.


Однажды, на обеде, остановившись на высоком берегу в сосновом бору, прогуливаясь , набрела на очень интересный ручей. Среди сочной зелени, извиваясь, бежала красная вода.

Подготовка тоже была соответствующей - долгой и тщательной. Именно к этому походу был куплен мотор, который стал там для нас верным и безотказным другом, самым трудолюбивым участником команды. Со своим именем, характером. За него в первую очередь поднимался тост. Ведь только от него зависела скорость нашего передвижения и сохранение физических сил. Шлепать веслами по стоячей воде - каторжный труд. А мы ехали все-таки отдыхать и рыбачить. Мотор неоднократно испытали на подмосковной реке, под него оборудовали один из катамаранов.


Поначалу мы их охарактеризовали как морских свинок. Они на самом деле были очень на них похожи. Такие миленькие, пушистенькие, цветные комочки. Они и свистели также. Позже местные жители нам сказали, что это леминги.

Поной вначале не вызвал никаких эмоций. Река, каких тысячи. Едва заметное течение, заросшие иван-чаем берега. И лишь через несколько дней пути, когда прошли первые поселки, река стала меняться. Берега поднялись выше, песок сменился каменными выходами. Однажды, на обеде, остановившись на высоком берегу в сосновом бору, прогуливаясь , набрела на очень интересный ручей. Среди сочной зелени, извиваясь, бежала красная вода. Видно, проходя через выходы источников с железом, ручей окрашивался в такой необычный цвет. Зрелище было невероятной красоты.


Выловить семгу - большое удовольствие. Это сильный соперник. Но зато и награда за победу достойная. Свежепосоленные ломтики филе и тазик красной икры к завтраку.

Один из интересных моментов на реке касается знакомства с новыми животными. Поначалу мы их охарактеризовали как морских свинок. Они на самом деле были очень на них похожи. Такие миленькие, пушистенькие, цветные комочки. Они и свистели также. Позже местные жители нам сказали, что это леминги. Но их там было такое количество! Они сновали под ногами, плавали по воде и залезали на катамараны, пищали и ругались на нас, будто это мы у них путаемся под ногами. Пытались покушаться на наши продовольственные запасы. Но у них была своя цель в жизни. В тот год количество особей достигло предела популяции и они по своим законам природы мигрировали к морю в поисках пищи, преодолевают много километров пути. Их не останавливает ничто - ни реки, ни хищники. Много лемингов погибает при этом. Но так природа регулирует их численность.


Остановились на завтрак, мы его прозвали ходовым. Пока дежурные варили кашу, многие, кому не удалось сомкнуть за ночь глаз, повалились спать прямо на камни. И ничего, никто не жаловался, что твердо спать.

Так долгое время мы продолжали свой путь бок о бок со зверюшками. Собирали грибы и ягоды, ловили рыбу. Сначала были только щуки и окуни. Но как только река вышла из болотистых мест, стала заметна семга. Те, кто видит это в первый раз, испытывают сильное потрясение. Серебристые тушки выпрыгивают из воды и, словно танцуя на хвостах, выписывают пируэты, всей массой плюхаются в воду, поднимая фонтан брызг. Удержаться от того, чтобы не взять в руки спиннинг, просто невозможно. Выловить семгу - большое удовольствие. Это сильный соперник. Но зато и награда за победу достойная. Свежепосоленные ломтики филе и тазик красной икры к завтраку.


Берега, внизу еще заросшие, наверху переходят в тундровую равнину. Вдоль всей береговой линии отчетливо виднеется граница, по которой весной льдины сгрызают все на своем пути.

В свое время обработка икры вызывала большие трудности. Освобождение икринок от пленки порой занимало весь вечер. Начитавшись информации, пытались обваривать ее кипятком, выдавливать из пленки. Думали: как же ее в промышленных объемах делают? Потом попалась статья, что ее протирают через специальные сита. Дома у меня оставался кусочек ткани от занавески в виде сетки размером около 0,7х0,7см. Вот эта штука решила за 5 минут все наши проблемы. Натянув ткань над миской, достаточно было лишь несколько раз провести рукой, потерев икру. И все. Пленка зависала на сетке, а икринки ложились ровным слоем в тазик. Оставалось только присолить и деликатес готов.


В деревне Поной зашли в музей, где собраны старинные предметы быта, посмотрели на древний каменный лабиринт.

Казалось, что блаженству нет предела. Ан нет. После Каневки к нам на лодке подплыли охранники и попросили убраться с реки. Некая фирма взяла в аренду последние 100 км реки для организации платной рыбалки и под предлогом природоохранной деятельности, и теперь она гоняла оттуда всех подряд, даже местных жителей. Мы перепирались полдня. Нас никак не хотели пропускать дальше, собирались оттащить катамараны вверх по течению, пугали каким-то опасным порогом, на котором гибнут люди и т.п. Нам пришлось тоже применить большие усилия, чтобы настоять на продвижении вперед, потому что из Каневки выбраться можно только на вертолете. Но таких денег у нас не было. Как не было желания закончить маршрут здесь. Дело дошло почти до вызова ОМОНа. Но, видно, им тоже не хотелось лишних проблем и огласки, поэтому нам дали сутки на то, чтобы мы ушли дальше, в море. А нам ничего другого и не надо было, лишь бы продолжить свое плавание. Хотя настроение было ужасное и гадливое. От того, что в своей стране мы не можем передвигаться свободно, что все права и обязанности только на бумаге и не для всех.


Незабываемое впечатление оставили приливы и отливы. Вода уходит от берега на сотни метров, оставляя на побережье тонны водорослей, которые больше похожи на жгуты из толстого полиэтилена - насколько они плотные и толстые.

Раз обещали, надо делать. Всю ночь плыли. Как назло на реку опустился туман. А река к этому моменту стала уже каменистой, часто были шиверы. Эта последняя сотня километров оказалась самой красивой. Высокие берега с отвесными скалами, семга просто кишит. Очень замерзли на воде, еле дождались рассвета, чтобы солнце чуть согрело нас своими лучами. Остановились на завтрак, мы его прозвали ходовым. Пока дежурные варили кашу, многие, кому не удалось сомкнуть за ночь глаз, повалились спать прямо на камни. И ничего, никто не жаловался, что твердо спать. А кругом красотища! Берега, внизу еще заросшие, наверху переходят в тундровую равнину. Вдоль всей береговой линии отчетливо виднеется граница, по которой весной льдины сгрызают все на своем пути. И порог там был. Но не такой страшный, как нам его представляли. Хотя там порвались и стояли, ремонтировались. Дальше нас никто не трогал - по связи предупредили о нашем нашествии. В срок мы конечно не уложились. Это не реально было. Ближе к устью мы уже даже и не торопились. В деревне Поной зашли в музей, где собраны старинные предметы быта, посмотрели на древний каменный лабиринт. До выхода в море оставалось пройти только погранзаставу. Отнесли им список группы, подняли паруса и вот перед нами морской простор. Казалось, что все трудности уже позади.


В эти несколько часов можно побродить по дну моря, хотя даже само выражение "побродить по дну моря" кажется нереальным действием.

Но тут начался шторм. Паруса стали бесполезными, мотор тоже не справлялся, сил грести уже не было. Уже стало темнеть. Высадились на ближайший остров в надежде найти убежище, но он оказался просто горой, где нельзя найти прямого места для палаток. Собирались просто затащить катамараны на берег и дождаться хотя бы утра. Смотрим, с берега подают какие-то световые сигналы, потом слышим звук мотора и видим, как к нам приближаются два катера. Думаем, ну все, опять начинаются проблемы. Но как ни странно, это оказались наши спасители. Пограничники передали о нас информацию дальше, сообщив, что с нами дети. И вот, когда казалось, что помощи ждать неоткуда, вдруг появились люди, отбуксировали нас в ближайшую бухту с пресной водой в ручье и оставили в покое до следующего вечера. Это выглядело просто чудом. Я потом призналась, что в эти часы отчаяния молилась как могла за наше спасение. Как оказалось, не только я .


Множество ручьев, рек и озер. На их наличие указывают деревянные кресты, видные издалека. У немногих таких мест с водой сохранились избы рыбаков, некоторые с печками, которые давали нам иногда возможность просушить вещи

Заканчивались вторые сумасшедшие сутки. Ужином в 4 утра. Некоторые даже не смогли дождаться любимых макарон с тушенкой - рухнули спать. А один наш товарищ потом рассказывал, как он шел к палатке и мечтал, что залезет сейчас в спальник, снимет очки и положит их в карманчик. Но проснувшись, увидел, что очки у него остались в руке, а в спальник он не успел залезть, уснул у входа в палатку, даже не застегнув ее. Позже, когда все выспались и собрались, стали делиться своими впечатлениями шумно и с юмором. Теперь было уже не страшно, жизнь налаживалась , а нам предстояло продолжить путешествие по морю.


По пути встретились нам несколько красивых бухт. Одну их них мы прозвали Ромашковой. Небольшой залив, скрытый от холодных ветров представлял собой оазис. Внизу раскинулось поле огромных ромашек, дальше, на склоне, высокое разнотравье и розовые облака цветущего шиповника.

Незабываемое впечатление оставили приливы и отливы. Вода уходит от берега на сотни метров, оставляя на побережье тонны водорослей, которые больше похожи на жгуты из толстого полиэтилена - насколько они плотные и толстые. И видно, как будто могучий великан отпивает из чаши океана воду, отхлебывая большими глотками. В эти несколько часов можно побродить по дну моря, хотя даже само выражение "побродить по дну моря" кажется нереальным действием. При этом открывается красивый подводный рельеф - скалы, выступы, каменные косы. А через 4 с небольшим часа также интенсивно вода будет подступать к берегу, чтобы опять спрятать то, что только что было открыто для обозрения. Теперь самое главное подстроиться под этот ритм, чтобы правильно рассчитать время отхода со стоянки и время прихода.


Другая бухта представляла собой каменное ущелье, в которое сверху, прорезаясь через препятствия, быстро и шумно, лилась водопадом река.

Восточное побережье - это голая тундра. Лишь карликовая березка и низкорослая ива высотой не более 0,5м - вот такая древесная растительность. Но дров всегда было достаточно. Выброшенные штормами деревья, выбеленные солью и временем, являлись хорошим топливом. С пресной водой тоже не было проблем. Множество ручьев, рек и озер. На их наличие указывают деревянные кресты, видные издалека. У немногих таких мест с водой сохранились избы рыбаков, некоторые с печками, которые давали нам иногда возможность просушить вещи. По пути встретились нам несколько красивых бухт. Одну их них мы прозвали Ромашковой. Небольшой залив, скрытый от холодных ветров представлял собой оазис. Внизу раскинулось поле огромных ромашек, дальше, на склоне, высокое разнотравье и розовые облака цветущего шиповника. А вокруг, наверху, все та же тундра с ковром из ягод и кустарничков. Необычная картина, такая милая сердцу, среди сурового края. Другая бухта представляла собой каменное ущелье, в которое сверху, прорезаясь через препятствия, быстро и шумно, лилась водопадом река. Каждый день в пути открывались перед нами богатства Севера - будь то красота ландшафта или дары природы. Отдельно хочется сказать о простых людях, которые родились там и живут по сей день. Не часто, но мы встречались с ними. Они готовы поделиться всем, что имеют сами. И обижаются, когда им предлагают деньги. Так у нас всегда были в изобилии горбуша и лосось, которые заходят в прибрежные реки, икра, иногда белый хлеб и масло, а, увидев с нами детей, из которых младшему было 4 года, а старшей-13, угощали конфетами, сгущенкой и другими сладостями. Кстати, горбушей они кормят там свиней, но я думаю, что мы хрюшек не очень объели.


То тут, то там появлялись из воды блестящие усатые морды. Некоторые на отмелях валялись кверху пузом, похлопывая ластами.

Одним из интересных моментов на море оказалось большое количество тюленей. Они сопровождали нас все время. То тут, то там появлялись из воды блестящие усатые морды. Некоторые на отмелях валялись кверху пузом, похлопывая ластами. Другие слишком близко выныривали, что даже пугали нас фырканьем. Вот уж, наверное, удивлялись они, глядя на нас.


Перед отъездом наши мужики искупались в море, но я не отважилась. Уж очень холодная вода, да и неспокойное оно было.

А мы тем временем шли все дальше и дальше. Стал появляться лес, значит скоро конец маршрута. И неизбежно начинаешь думать уже о доме, о родных. Черт побери, и о работе, потому что отпуск подходит к концу. Это сначала кажется, что времени впереди очень много, а когда остается несколько дней, то они летят с космической скоростью. Как будто назло.


Зато мне на память море подарило морскую звезду, выбросив ее на берег. Она и сейчас мне напоминает о событиях того непростого, но интереснейшего похода, который все же состоялся и, самое главное, благополучно закончился.

Мы закончили свое путешествие в Варзуге, откуда уже есть автомобильное сообщение с железной дорогой. Перед отъездом наши мужики искупались в море, но я не отважилась. Уж очень холодная вода, да и неспокойное оно было. Зато мне на память море подарило морскую звезду, выбросив ее на берег. Она и сейчас мне напоминает о событиях того непростого, но интереснейшего похода, который все же состоялся и, самое главное, благополучно закончился.


Восточное побережье - это голая тундра. Лишь карликовая березка и низкорослая ива высотой не более 0,5м - вот такая древесная растительность.

Так у нас всегда были в изобилии горбуша и лосось, которые заходят в прибрежные реки, икра, иногда белый хлеб и масло, а, увидев с нами детей, из которых младшему было 4 года, а старшей-13, угощали конфетами, сгущенкой и другими сладостями.

После суеты многомиллионной Москвы хочется блаженной тишины, размеренного образа жизни. Когда день длится намного дольше, а твое жизненное пространство не заканчивается на много километров вокруг. Только ты с несколькими близкими друзьями. И больше НИ-КО-ГО!

Добавить комментарий

Ваше имя *  email (не обязательно)
Сообщение * 
Антиспам *
впишите эти буквы сюда   или войдите чтобы не переписывать буквы каждый раз
  полная форма ответа

Товары для рыбалки | Спортивные товары | Товары для детей | Товары для строительства и ремонта | Мебель и элементы интерьера